Храм Архангела Михаила в селе Новленское Вологодского района - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Паломничество О. П. Ельцовой на свою духовную Родину

Возвращение 

Письмо на наш сайт:

Здравствуйте, священнослужители Новленского прихода!
Пишет Вам Ельцова Ольга Петровна из Казахстана (родилась и живу здесь, потомок священнослужителей Ельцовых из Вологодчины. Под руководством и при непосредственном участии вологодского краеведа Пшеницына Дмитрия создаю родословную предков Ельцовых, Панцыревых, Преображенских, как оказалось, многие из них жили и служили в Вологодском уезде.
В прикрепленном файле - выписки из архивных документов, подтверждающие, что мой прапрапрапрадед (Ельцов) Андрей Иванов1743 г.р. служил в Больше-Ельменской Михайло-Архангельской церкви Вологодского уезда, а его сын Афанасий – в Димитриевской церкви, что в Озерках Вологодского уезда.
Недавно на вашем сайте прочитала, что в селе Новленском возрождается Архангельский храм, преемник бывшей Архангельской церкви. Необыкновенно обрадована и восхищена тем, что в Вашем селе есть неравнодушные активные люди, любящие свой край и его историю.
Мне 66 лет, но решила совершить паломническую поездку по Вологодчине и Архангельщине, местам, где жили, многие из которых были священнослужителями и многие из них репрессированы после революции и до 50-х годов. Мой дед, тоже священнослужитель, был репрессирован в 1937 г. Хотела бы заехать и в Новленское, встретиться со старожилами, активистами.
Хотелось бы встретиться с председателем приходского совета Ждановой Мариной Александровной. Зная, что наступили летние каникулы, и что она может быть в отъезде, но надеюсь на встечу с ней.
С уважением, низким поклоном,
Ельцова Ольга Петровна

Ольга Ельцова заручилась поддержкой вологодского историка Дмитрия Пшеницына. Она потомок семьи вологодских священников Ельцовых и Панцыревых, совершила паломничество по местам, где жили и работали ее предки.
Как писала Вологодская газета «Премьер» в статье «Упавшие звезды», сейчас на пустыре за ДК ПЗ и жилым комплексом «Говорово» — мусорка и незаконно построенные гаражи, а ранее здесь было сельское приходское кладбище, на котором хоронили жителей окрестных деревень, позже вошедших в черту города, — Говорова, Медуницина и Ковырина. Рядом стоявшая церковь была очень необычной — с циферблатом. Она называлась Говоровская Рождествабогородицкая церковь. Храм в 1935 году разобрали на кирпичи.
История о недействующем кладбище и исчезнувшей церкви получила неожиданное продолжение — недавно в Вологду приехала Ольга Ельцова, которая является потомком священников, служивших в Говоровской Рождествабогородицкой церкви. Женщина приехала из Казахстана специально, чтобы увидеть места, о которых ей рассказывали родственники: «Моей мечтой практически с детства было посетить Вологодчину. По рассказам моей тети Тамары, именно отсюда в 1905 году переехал в Казахстан, будучи направленным в распоряжение Туркестанской епархии, мой дед Виктор Ельцов с женой Александрой Ельцовой (в девичестве Панцыревой)».
Святая земля
О том, что все предки Ольги Ельцовой были священниками, служившими в церквях Вологодчины, говорить было не принято. «В 1937 году мой дед был репрессирован. Бабушка умерла в 1943 году, за два года до моего рождения, вследствие тяжелой болезни суставов и хронического недоедания», — говорит Ольга Петровна.
Семья Ельцовых старалась не выделяться. «Тетя Тамара, которая была старше на 18 лет мамы и помнила многое, рассказывала мне шепотом, как наша семья появилась в Казахстане, — рассказывает Ольга Петровна. — Как она рассказывала, бабушка очень тяжело переносила разлуку с родными краями, много и красочно рассказывала о северных морозах, белых ночах, лесах, полных ягод и дичи, о пасущихся на лугах коровах, о Вологде с множеством церквей… Она долго не могла привыкнуть к местной азиатской природе, еде, обычаям».
Ольга Ельцова еще в университете пыталась делать запросы, чтобы выяснить, где именно жили ее предки. Но сделать это было непросто — у потомков Виктора Ельцова не осталось практически никаких документов со сведениями о дате, конкретном месте его рождения и его жены. Только в 2004 году женщина нашла в книге памяти репрессированных, размещенной в Интернете, сведения о том, что дед — родом из деревни Георгиевская Вологодской области, был осужден в 1937 году тройкой НКВД на 10 лет ИТЛ и реабилитирован в 1989 году.
Из Интернета Ольга Петровна узнала, что в Вологодском духовном училище в разные годы учились 28 Ельцовых и 17 Панцыревых. «Голова пошла кругом: неужели все они были родственниками?» — поразилась исследователь, которая, начиная с 2004 года, постоянно писала запросы в Государственный архив Вологодской области, чтобы установить точную дату и место рождения дедушки и бабушки.
В марте 2011 года Ольга Ельцова получила справку на 3 страницах, в которой была информация не только о бабушке и дедушке, но и об их родителях, родителях их родителей, а также сестрах и братьях: «Выяснилось, что многие из них были священнослужителями. В архивной справке было также написано, что прадед Николай Алексеевич Панцырев и прапрадед Алексей Васильевич Панцырев служили в Богородицкой Говоровской церкви Вологодского уезда. Невозможно найти слова, чтобы передать чувства, которые захлестнули меня, когда я читала эти скупые архивные строки. И я тотчас решила — нужно ехать!»
«Сердце болит»

Ольга Петровна составила маршрут и решила, что обязательно посетит все места Вологодской области, где жили и работали ее предки. Важнейшим местом паломничества Ольга Ельцова наметила Говоровскую церковь: «На сайте я нашла повествование об этой церкви и упоминание об ее священнослужителях Панцыревых, составленное местными следопытами из школы № 24 под руководством учительницы Елены Шайдаевой (Силиной)».
Узнав телефоны, Ельцова из Казахстана звонила в школу, а затем домой исследовательнице: «Елена Петровна рассказала о священниках Богородицкой Говоровской церкви Петрове, Скворцове, Панцыревых, их происхождении, родстве, детях. И все они — наши предки». Педагог посоветовала Ольге Петровне обратиться к историку, занимающемуся генеалогическими исследованиями, Дмитрию Пшеницыну, который стал помогать в изысканиях.
«Когда я приехала в Вологду, чтобы посмотреть на место, где раньше находилась Богородицкая Говоровская церковь с прилегающим кладбищем, увиденное потрясло меня, — говорит Ольга Петровна. — На месте кладбища стоят дома и гаражи. Неужели никто ничего не знает об этом месте?»
С Ольгой Ельцовой полностью согласны вологодские краеведы и историки. Например, Евгений Стариков, вологодский краевед и специалист Департамента культуры и охраны объектов культурного наследия, также считает, что на месте захоронений следует воздвигнуть крест в память о тех вологжанах, кто жил здесь, — литераторах, военных и других: «Там жили люди, которые многое сделали для Вологды. Например, помещики Засецкие, которые построили кружевную фабрику, прославившую когда-то Вологду на весь мир».
Марина Чернова (фото автора).

На фото Ольга Ельцова и историк Дмитрий Пшеницын.

Вот часть материалов, которые Ольга Петровна смогла найти в архивах
Большеельминская Михаило-Архангельская церковь
Большеельминский приход• Приход • Клир • Галерея
Современное местоположение: д. Коробово, Новленское с/п, Вологодский р., Вологодская обл.
Историческое местоположение: Вологодский уезд, Вологодская губерния
Церковь Михаила Архангела на Ельме упоминалась в окладной книге 1618 г. Каменная Большеельминская Михаило-Архангельская церковь, 1828 г. Престолы в честь: Архангела Михаила - главный, Святой Троицы, свт. Николая Мирликийского.
Библиография
ИАК. - Петроград, 1915. - Вып. 59. - С. 154.
Суворов Н. Несколько статистических и топографических сведений о Вологодской епархии от начала XVII столетия до настоящего времени. // ВЕВ. - 1865. - №16. - Прибавления. - С. 652.
Церковно-исторический атлас Вологодской области. - Вологда: Древности Севера, 2007. - Т. 1. - С. 38, 172. http://parishes.mrezha.ru/ ГАВО. Ф. 496. Оп. 1. Д. 4380. ревизские сказки священнослужителей г. Вологды и уезда за 1795 год, на 323 листах. Обложка кожаная, состояние хорошее. Водяные знаки СТ и Ф и др. Составил на основании источника 28 марта 2012 г. писатель-краевед Пшеницын Дмитрий.
В деле 43 церкви Вологды и с №44 по №132 Вологодского уезда.
Л. 152-153об. №58. Сказка 1795 года февраля 23 дня Вологодской епархии и губернии Вологодского уезда одноприходной Архангельской церкви, что на Большой Ельме свящ. Василий Федоров священноцерковнослужители после состоявшегося 1794 года июня 23 дня ЕЯ Императорского Величества публикованного указу…

По ревизии 1782 года налицо состояли, после оной доныне разными случаями выбыли, а именно:
Штатные.
Священник Василий Федоров 48.
Жена надежда Андреева 46 поповская дочь.
Дети их: Стефан 21 об в вдс, произвед волог у к богословск ц что на малой ельме во свящ-ка в 1788 году. Иван 6 лет, Параскева 25 лет, Федосья 17 выд взам в 1787 г волог у благовещ ц что в омогаеве за пономаря Петра Иванова.
Л. 152об. анна 13, помре 1788 г.
Диакон Андрей Иванов (Ельцов) 39 лет, помре в 1793 году.
У него жена Домна Иванова 38 лет, взята бывшей вотчины Спасо-Каменского монастыря, а ныне экономического ведомства Вологодского уезда дер. Филисова, крестьянская дочь, без указной отпускной, помре в 1793 году.
У них дети: Афонасей 16 лет, определен Вологодского уезда Димитриевской церкви, что в Озерках в пономаря в 1789 году, Григорий 11 лет, в 1788 году взят в военную службу, Алексей 6 лет, Татьяна 13 лет, выдана взамужество в 1792 году Вологодского уезда Покровской церкви, что на Сяме за дьячка Григорья Степанова, Агрипена 7 лет.
Дьячек Иван Иванов 28
Жена Степанида Иванова 26 поповск дочь. У них сын федор 2 недель, в 1794 г к оной же арханг ц на поном место.
Пономарь Иван Иванов 50 лет, в 1794 г за слепотою от долж уволен.
Жена Марфа Елизарова 46 поном дочь. Умре в 1793 году.
Умерш той же ц диакона Григория иван жена федосья Андреева 50, помре в 1790 г.
У нее дети: Иван 22 об вдс, опред новгородск епархии кирилловск у воскр ц что в рукине во диакона в 1788 году. Евдокия 18 выбыла на жительство к означенной воскр ц диакону брату родному Ивану Григорьеву.
Ныне на лицо в прежнюю ревизию писанных так и после оной в штат поступивших и сверх оного находящихся и вновь рожденных (т.е. по ревизии 1795 г. – прим. авт.).
Священник Василий Федоров 61
Жена надежда Андреева 59 поповск д.
Дети Иван 19, об вдс, Параскева 38.
Дьячек Иван Иванов 41
Жена Степанида Иванова 39
Дети федор 13 об вдс и дан в 1794 году к той же арханг ц на поном место указ. андрей 8, при отце обуч писать, Ульяна 7, Марья 3.
Заштатны
е.
Увол в 1794 г от долж за слепотою пономарь Иван Иванов вдов 63 лет.
Умерш тояж  диакона Андрея Иванова дети: Алексей 19 об вдс в 1793 г назначен на отцовское место во диакона. У него жена анна Алексеева 18 диаконск дочь. У них сын иван 2 мес.
Агрипена 20 лет.
ЛЛ. 388 – 391. Клировые ведомости Кадниковского уезда Великомученика Георгия, что на Рубеже за 1855 год.
Л. 390 об. – 391. Диакон Иоанн Афанасьев Ельцов, 41 года, природою Вологодского уезда Димитриевской церкви, что в Озерках, умершего пономаря Афанасия Андреева сын. Уволен из среднего отделения Вологодской духовной семинарии. В 1835 г. декабря 1 дня посвящен во дьячка к преосвященным Стефаном епископом Вологодским и Устюжским, а в 1839 году июня 11 дня тем же преосвященным рукоположен во диакона на настоящее место. Грамоту имеет. С кем в родстве: ни с кем в родстве. В семействе у него: жена Надежда Григорьева – 35 лет. Дети их: Екатерина – 15 лет, Афанасий – 14 лет, обучается в Вологодском духовном училище среднем отделении, Виктор – 10 лет, обучается в низшем отделении, Акиндин –4, дома у отца, Автоном – 7 лет, Викентий – 1 года.


Глава о паломничестве по Вологодским святым местам Ольги Петровны из Казахстана.
Начало паломнических поездок:
Новленское-Коробово Вологодского района

В ночь с 17 на 18 июля сразу из архива вместе с Татьяной Корепиной и Дмитрием Пшеницыным поехали маршрутным автобусом в село Новленское, расположенное 60 км от Вологды по дороге в Белозерский монастырь. Не съездить сюда было бы непростительно. По выпискам из документов (представил Д.Пшеницын), поняла, что диакон Большеельминской Михаило-Архангельской церкви Андрей Иванов приходится мне прапрапрапрадедом: 
Клировые ведомости Кадниковского уезда Великомученика Георгия, что на Рубеже за 1855 год. Л. 390 об. – 391. Диакон Иоанн Афанасьев Ельцов, 41 года, природою Вологодского уезда Димитриевской церкви, что в Озерках, умершего пономаря Афанасия Андреева сын.
Ф. 496. Оп. 1. Д. 4380. ревизские сказки священнослужителей г. Вологды и уезда за 1795 год, Л. 152-153об. №58. Сказка 1795 года февраля 23 дня Вологодской епархии и губернии Вологодского уезда одноприходной Архангельской церкви, что на Большой Ельме:
По ревизии 1782 года налицо состояли, после оной доныне разными случаями выбыли, а именно:
Штатные.
Диакон Андрей Иванов 39 лет, помре в 1793 году (в возрасте 50 лет).
У него жена Домна Иванова 38 лет, взята бывшей вотчины Спасо-Каменского монастыря, а ныне экономического ведомства Вологодского уезда дер. Филисова, крестьянская дочь, без указной отпускной, помре в 1793 году.
У них дети: Афонасей 16 лет, определен Вологодского уезда Димитриевской церкви, что в Озерках в пономаря в 1789 году, Григорий 11 лет, в 1788 году взят в военную службу, Алексей 6 лет, Татьяна 13 лет, выдана в замужество в 1792 году Вологодского уезда Покровской церкви, что на Сяме за дьячка Григорья Степанова, Агрипена 7 лет.
Через интернет узнала историю Михайло-Архангельской церкви.
http://parishes.mrezha.ru/: Большеельминская Михаило-Архангельская церковь
Современное местоположение: д. Коробово, Новленское с/п, Вологодский р., Вологодская обл.
Историческое местоположение: Вологодский уезд, Вологодская губерния.  

 

 

Карта западной части Вологодского района.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Михаила Архангела на Ельме упоминалась в окладной книге 1618 г. Каменная Большеельминская Михаило-Архангельская церковь построена в 1828 г. Престолы в честь: Архангела Михаила - главный, Святой Троицы, свт. Николая Мирликийского.
Такой когда-то была церковь Большеельминская Михаило-Архангельская церковь (начало 20 в.)
На сайте http://novlenskoe.prihod.ru/hramconstruct/view/id/1145429 сказано, что созданный несколько лет назад «Приход Архангела Михаила в селе Новленском является правопреемником существовавшего Михаило-Архангельского храма на реке Большой Ельме в селе Коробово, находящегося на берегу Кубенского озера. В годы коллективизации храм был разрушен» и приведен фрагмент книги В.Дементьева «Свет малой родины. Отчина и дедина» об истории создания и разрушения храма:
«Коробовская церковь Михаила Архангела была перенесена в начале XIX века из Новленского из-за противодействия раскольников. Для небольшого Коробова с одним порядком домов храм и впрямь был велик… В клировых ведомостях церкви говорится, что двухэтажный каменный храм строился с 1817 по 1828 гг. при усердии прихожан. Церковь находилась в одной связи с колокольней. Имела она четыре престола: Живоначальной Троицы (освящен 8 июня 1831 г.) и мучеников Флора и Лавра (к 1850 г. еще не был освящен) в холодной церкви, архистратига Михаила (освящен 9 ноября того же 1831 г.) и Николая Чудотворца (освящен на год раньше 9 ноября 1830 г.). Приход церкви состоял из 18 деревень, 237 дворов, в которых проживало почти полторы тысячи человек…
Закрывали Михаило-Архангельскую церковь в Коробово в 1934 г.
За несколько лет до этого составили опись храма, общим количеством вещей — 97 единиц. А что это были за «единицы»? Прежде всего, иконы, среди них могли быть и древние, перенесенные из новленского храма, который существовал еще во времена удельных князей, первый из которых Семен Васильевич Новленский был правнуком Ивана Калиты. Наверно, хранились в церкви и древние книги, ведь чтение особо почиталось на Севере, откуда до нас дошли все основные памятники древнерусской литературы. Переписчиков больше интересовала недвижимость да девять колоколов, их стоимость и определили соответственно: 6000 и 1100 рублей, а 97 единиц церковного имущества бесследно пропали.
К закрытию коробовского храма в нижней церкви уже размещался склад сельской кооперации, а вокруг шумела межколхозная МТС.
Районная газета «Маяк» 5 октября 1991 г. опубликовала интересный документ, посвященный последним дням церкви: «В 1934 году пять колхозов, существовавших в то время в Новленском сельсовете, обратились с просьбой в Кубено-Озерский райисполком с письмом о закрытии Архангельской церкви. В постановлении райисполкома читаем: «Нижний этаж названной церкви с июня 1933 года находится в ведении Новленского селькоопа, переданного общиной верующих по акту 20 июля 1933 года. Колхозники пяти колхозов, составляющих общину верующих, за подписью 133 человек, просят церковь закрыть, как находящуюся в центре деятельности МТС. Наряду с этим, за общиной верующих числится обязательная недоимка обязательных платежей в размере 800 рублей. Исходя из этого, президиум РИКа постановляет церковь Михаило-Архангельской общины верующих Новленского сельсовета закрыть. Зав. общим отделом Колобов».
Долгое время в храме размещалась МТС, для чего пришлось проломать ворота в стене алтаря, чтобы туда заезжала для ремонта техника. Но как чинить трактора, если потолок низкий? Снесли и его, соединив нижнюю теплую церковь с верхней холодной. Со стен еще взирал на происходящее архангел Михаил с ангелами, своим Божьим воинством, не зная, с кем воевать — с забывшими свою религию православными или с их драконами-машинами, лязгающими стальными гусеницами по алтарю.
Но закрыли и МТС. В 1957-1958 гг. в Коробово построили льнозавод, а сама деревня стала официально именоваться поселком. Директору льнозавода И. В. Соколову захотелось устроить в Коробово очаг культуры для рабочих – клуб. Лучшего помещения, чем бывшая Михаило-Архангельская церковь, он не нашел... Перво-наперво, сбросил с колокольни единственный оставшийся колокол. В Коробово теперь вспоминают, что от падения колокола в реке образовался омут, другие говорят, что в земле появилась глубокая яма. За колоколом пришел черед и самой колокольне. Клубу-кинотеатру она оказалась не нужна, чуждый, так сказать, элемент архитектуры. Не пожалели. Саша Головков ее обрушил.»
Из этого фрагмента следует, что наш предок служил в Михайло-Архангельской церкви (во всяком случае, с 1782 по 1793 г.), которая была расположена еще в Новленском до переноса ее в Коробово.
На сайте http://vologda-eparhia.ru/temple-of-archangel-michael-in-novlenskoye.html размещена информация о строящемся Храме во имя Архангела Михаила: «В селе Новленском Вологодского района начато строительство храма в честь архистратига Божия Михаила. Летом 2008 года в торжественной обстановке, при большом стечении местных жителей был освящен закладной камень. Освящали этот символический камень тогдашний благочинный Вологодского округа протоиерей Валерий Бурков и настоятель Новленского прихода протоиерей Андрей Смирнов. В освящении участвовал священник Валентин Жохов из Москвы – уроженец Новленского. Присутствовал давний благотворитель прихода генеральный директор предприятия «Вологдалеспром» А. Н. Полысаев.
Место для храма выбрано самое подходящее: в центре села, в красивом старом парке (раньше здесь стояла сельская школа).
До наступления богоборческой эпохи в окрестностях Новленского, на противоположном берегу реки Ельмы, ближе к Кубенскому озеру, существовал Михаило-Архангельский храм, сейчас руинирован.
Объединившаяся более десяти лет назад местная православная община из переданного властями здания котельной оборудовала часовню в честь Михаила Архангела, рядом с ней ведется строительство нового храма. Долгое время общину возглавляла деятельная и активная староста Ольга Васильевна Елегонская. К началу 2006 г. приход отремонтировал здание бывшего школьного интерната и оборудовал в нем два класса воскресной школы и квартиру для священнослужителя. Сейчас старостой общины является Марина Александровна Жданова, учительница Новленской средней школы.
Каждое воскресенье верующие села Новленского собираются в часовне Архангела Михаила. После молитвы здесь же, в часовне ведутся занятия с детьми».
Через сайт Новленского познакомилась со старостой прихода Ждановой Мариной
Александровной (отдельная долгая история) и договорилась с ней о предполагаемом времени посещения Новленского.
И вот мы в этом святом для нашего рода месте. Встретили нас очень тепло, недолго побыли в небольшой часовне, где в настоящее время проводятся службы, угостили чаем со сладостями. Марина Александровна рассказала об истории своего края, Михайло-Архангельского храма, его иконах. А также о будущем, строительстве новой церкви на средства благотворителей вместо расположенной неподалеку в сельце Коробово полуразрушенной Большеельминской Михайло - Архангельской церкви.
Мы также внесли лепту, купив символические кирпичики.
Передала имевшуюся у меня информацию о церкви и предках, живших здесь.
Марина Жданова рассказывает об иконе Божьей Матери «Избавительнице». А я 
была растрогана подаренной иконой Ангела-Хранителя .
Помолились за упокой своих далеких предков.   
У входа в часовню с Мариной и ее помощницами.                                  Вот мы на фоне часовни.
Затем ближе ознакомили со стройкой нового здания Михайло-Архангельской церкви.
При финансовой помощи благотворителей ведется строительство церкви в Новленском. Храм будет величественным и чудесным!
Затем отвезли в деревню Коробово, в 3 км от Новленского, где расположены руины Михайло-Архангельской церкви. Без слез невозможно взирать на последствия варварства, надругательства над величественным когда-то храмом. Не смотря ни на что, отсутствие крыши, стены до сих пор стоят.
 Марина Александровна хотела познакомить нас со старожилом Вадимом Дементьевым, автором книги «Свет малой родины. Отчина и дедина», фрагменты из которой часто цитируются на новленском сайте, но его не оказалось дома. Позже нашла его книгу в Интернете и с интересом почитала. Жданова договорилась со старожилами Коробова Красиковыми о нашем ночлеге.

Со старожилом В.А. Красиковым внутри церкви, тут уже почти лес...
Спать почти не пришлось: хозяева накрыли прямо-таки царский стол, за которым пировали и слушали рассказы о любимом крае. Павлова (Красикова) Елизавета Алексеевна и ее брат Красиков Виктор Алексеевич оказались образованными людьми с богатыми биографиями, которые по выходу на пенсию вернулись в родные пенаты. Елизавета Алексеевна болеее подробно, чем В.Деменетьев, рассказала о своих коробовских корнях и о некоторых семейных и трудовых событиях своей жизни. Виктор Алексеевич также порассказал о своей кипучей трудовой деятельности, читал много собственных стихов, один из которых попросила на память. Четверостишье из стихотворения Красикова:
…Здесь свои деревенские радости,
Есть рыбалка, охота, грибы…
И в душе мы поэты от младости,
Вышли в Мир с Коробовской избы.

Из книги В.Дементьева узнала, что первое письменное упоминание о Коробово приведено в книге «Родословие вологодской деревни. Список древнейших деревень — памятников истории и культуры» (1990) – 1628 год. По сведениям Македонской, Церковь Михаила Архангела на Ельме упоминалась в окладной книге уже в 1618 г. А краевед А. Мухин пишет о том, что Новленское уже в 15 в. принадлежало Плещеевым. По мнению В. Дементьева, и Новленское и Коробово значительно старше: «Коробово очень удачно расположено: на излучине реки Большая Ельма, перед самым ее впадением в Кубенское озеро. Такое местоположение привлекало первых поселенцев еще со времен мезолита… И хотя местные краеведы точно не могут определить дату возникновения села Новленское, ориентируясь на конец XIV — начало XV в., когда существовало Новленское удельное княжество, я полагаю, что оно зародилось намного раньше. Если судить по карте Белозерского княжества, местность Новля по западному берегу Кубенского озера известна с первой половины XIII в. А если принять во внимание возраст средневекового поселения Минино — вторая половина X в (археолог Н.А. Макаров), то вероятно, что Новля (Новлянское, оно же Новленское) вместе с Коробово насчитывают в своей истории почти тысячелетие…».
Дементьев приводит сведения и о знаменитых людях и о быте крестьян этого края:
«Один из вологодских краеведов писал во второй половине XIX в: «Новленцы до сих пор гордятся Гладиным, который еще в 20—30 гг. сделался богачом от земляных работ. Он участвовал в подрядах по канализации водных сообщений почти по всей империи, и его имя было известно и в Курляндии, и в Новороссийске... Гладин не забывал и о своих земляках. Мало того, что он выкупил все общество из крепостной зависимости у помещиков, но и по возможности предоставлял им пай на земельные работы из своих подрядов. Таким образом, новленцы два-три десятка лет жили не только припеваючи, но явилась у них непотребная роскошь...». Купец Гладин оставил благодарную по себе память.
 Неутомимый краевед А. Мухин делает предположение, что «плещеевский след» в Новленском тянется из XV в., то есть с тех пор как село перестало принадлежать князьям Новленским. Иван Афанасьевич Плещеев мог получить Новленское с деревнями от царя Михаила Федоровича Романова, который щедро раздавал территории Кубеноозерья своим верным слугам
Часть поместий Плещеевых в Новленском и округе в связи со смертью стольника Федора Федоровича Петр Великий отписал Гошпитальной вотчине. Краевед Мухин изучил опись передаваемого хозяйства и сделал вывод, что новленцы в те годы не нищенствовали, а в основной своей массе жили справно. «Справно» — сказано еще весьма мягко. Крестьяне села Новленского жили в XVIII в. богато, скажу более –намного лучше, чем современные жители села.
Современные фермеры в начале XXI в. при всей их машино- тракторо- и энерговооруженности не могут похвастаться таким размахом частного хозяйства, какой имели средние крепостные крестьяне в обычном хозяйственном быту семьи начала XVIII в.! На тех же новленских пашенных и сенокосных землях и угодьях... Вот так работал кубенский крестьянин!..
Совладелец Новленского комнатный стряпчий Василий Иванович Стрешнев по родословцам происходил из рода, ведущего свое начало от полоцкого стольника Якова Стрешевского. Как и когда и оставили Стрешневы Новленское, неизвестно. Василий Иванович Стрешнев умер в 1661 г.
После Стрешневых и Плещеевых в конце XVIII в. поместьями в Новленской волости владели дворяне не менее знатных родов –Татищевы и Апраксины… Благодаря трудолюбию всей крестьянской семьи, помощи волостной общины, не столь обременительным помещичьим и государственным повинностям, хорошей обеспеченности крестьянских хозяйств надельной землей, скотом и инвентарем, благодаря, наконец, ладу сельской жизни крестьяне жили довольно зажиточно.
Самые тяжелые формы крепостничества, выражавшиеся в барщине, в продаже крестьян и т.п., распространенные в центральных и южных губерниях страны, у нас отсутствовали. «...делает вывод Е.Н. Бакланова, продолжали сохраняться формы землепользования, связанные с традициями волостной поземельной общины, существовавшей в то время среди черносошного крестьянства Поморья.»
Кубенский край, как следует из многих источников, в 18 – начале 20 в. считался одним из богатейших во всей Российской империи.
К концу XIX в. количество домохозяйств (в Новленской волости) увеличилось до 52, из них двухэтажных строений было 27 (тех самых хоромин, где внизу помещались лавки и склады, а лошади свободно поднимались по настилам на повить). Существовало 4 чайных, 5 мелочных лавок, 2 кузницы и постоялый двор. В ближайшем округе, в том числе и в нашей деревне Коробово, насчитывалось 12 ветряных мельниц, маслозавод, 2 маслобойки и мелочная лавка в Перхурьеве. За рекой Ельмой стояли 2 кузницы. Новленская волость была не самая богатая вbr / Кубеноозерье, но и тогда в ней было 106 ветряных мельниц, 3 водяных, 6 маслозаводов и т.п.
Так жили новленцы до «года великого перелома», когда для них и для их хозяйств пробил, по названию трилогии В.И. Белова, «час шестый».
Дементьев заключает воспоминания о Новленском: «Исчезли пустоши, ветряные мельницы, не стало многих деревень и садов, снабжавших яблоками и ягодами ягодоваренный новленский завод, овинов с гумнами и житниц… Заметно удалились от села лесные угодья, почти исчезла обитавшая в реке Ельме малоизвестная, но замечательная рыба нельмушка. И всё это произошло на глазах одного поколения новленцев».
Вечером и рано утром любовались дивной природой.
Здесь, недалеко от храма, было кладбище. Около дома  Е.А.Павловой (Красиковой) 
Церковь раньше находилась на самом берегу Б.Ельмы, теперь она сильно обмелела.
Громадное впечатление своей величественностью произвел бывший храм, не поворачивается язык назвать его «развалинами или руинами».
А глядя на фото полуразрешенного дома, что ближе всех к Б.Ельме, не могу не процитировать из книги Дементьева «Отчина и дедина» описание, может быть, именно этого дома: «Симинский дом… стоит на самом видном месте в деревне Коробово. На высоком угоре, окнами на излучину реки Большая Ельма, он, заброшенный, умирает своей естественной смертью. Хозяин С.А. Симин рассказывал, что даже дед его не помнил, когда он был построен, сам же он думает, что примерно 200—250 лет тому назад. …крыша местами уже ухнула в провалы дома, а за основным срубом венцы стен выперли наружу, выдавив на улицу окно летней светелки…
Бывший дом священника и  самый старый дом (С.А. Симина?) в Коробово
 Тесовая опушка вокруг избы снизу отодрана на забор, приоткрыв мощные, в мужской обхват бревна, белесые от старости, проконопаченные мхом. Они, рубленные в угол, сточенные на концах топорами, а не опиленные, чтобы не дать возможности проникнуть внутрь древесины сырости, не пустили даже и малой трещинки, не затрухлявились в самых нижних венцах. В самой избе под слоем обоев бревна до черного блеска
закопчены лучиной, которая горела и освещала избу десятилетиями, а сами обои наклеены на домотканую ткань. Да, домине лет двести с гаком. Старше он, чем Соединенные Штаты Америки. Если бы разобрать эту мощную клеть да поставить в другом месте — дом еще бы простоял, как каменный, не одно десятилетие. На закатном солнце, когда контрастнее все тени, гибнущая изба с хозяйственным двором Симиных производит тягостное впечатление. Хоть пиши с нее иллюстрацию к роману Василия Белова «Год великого перелома » или ставь под открытым небом на широкой поляне перед домом инсценировку его трилогии «Час шестый». 
Да, невозможно лучше передать впечатление от развалин и храма и деревенского дома. И в самом деле, стоит наверно отреставрировать дом в память о п
рошлом?
Пора воз
вращаться в Вологду, надо уехать утренним автобусом, чтобы успеть занят
На автобусн
ой остановке Новленского 
В 60-70-е гг. поэт Николай Рубцов побывал в Новленском, и написал стихи, кажется, на этой автобусной остановке, которые с тех пор повторяет вся читающая Россия:
Неподвижно стояли деревья
И ромашки белели во мгле,      

И казалась мне эта деревня    
 
Чем-то самым святым на земле.

Итак, путешествию было положено очень символичное доброе начало. Историей этих мест можно восхищаться и гордиться. Здесь произошла паломническая встреча с далекими предками, здесь живут и работают неравнодушные, добрые, духовно богатые люди, здесь заботятся о духовном развитии подрастающего поколения.
18 июля после работы в архиве вечером сходила к Елене Петровне Силиной, поздравила ее с днем рождения. Она была растрогана, не смотря на нездоровье, угостила, попросила рассказать о делах, планах, пожелала успехов. Не перестаю удивляться мужеству, доброте, бескорыстию удивительной женщины, с которой совсем недавно счастливо свела меня судьба.
Помня свое обещание, Елена Петровна позвонила Оботуровой Зое Михайловне и попросила ее встретиться со мной по поводу документов, касающихся дома Панцыревых. Договорилась о встрече на 19 июля.
19 июля Зоя Михайловна пришла на свидание с копией решения суда об оценке и разделе наследства после смерти Николая Алексеевича Панцырева в апреле 1925 года. В этом документе меня потрясло, что наконец обнаружились сведения хотя бы об одной из сестер моей бабушки Шуры. Оказывается, Любовь (в нашем архиве есть фото бабушки Александры Панцыревой с сестрой Любой), была замужем за Леоферовым, и у нее была дочь Любовь 1924 года рождения!
Несколькими днями позже в архиве из клировых ведомостей Говоровской Богородицкой церкви за 1916 узнала, что Надежда, другая дочь Панцырева, замужем за священником Михаилом Захаровым из Сибири!
Так что появилась надежда все-таки найти потомков прадеда Николая Алексеевича, ведь раньше думала, что ни одна из его пяти дочерей, кроме бабушки Шуры, не была замужем. Еще поразившая меня информация: богатство, которым обладала семья Панцырева, состояло в доме со скарбом и коровой, оцененных аж в 2240 рублей!
Из интернета по возвращении домой поняла, что Леоферов довольно редкая фамилия, встречается на Севере. Узнала также, что среди обучавшихся в Вологодской духовной семинарии в разные годы значатся Михаил, Иван, Александр и Николай Леоферовы, а в Великоустюжском женском епархиальном училище учились Леоферовы София (1912 год) и Надежда (1914 год).
 Известен Архиепископ Иннокентий Леоферов (Иван Михайлович), 1890 г.р., умер в 1971 г. сын священника Вожбальской Благовещенской церкви Тотемского уезда, окончил ВДС. В 1916 году был вдов, имел двоих детей. 

Отец Иоанн, 1916 год 

Иннокентий (Леоферов)

 


По записи в дневнике протоиерея Подстаницкого (зять Панцырева Алексея Васильевича), Леоферов по окончании ВДС служил пономарем в Верхнедольской Богородицкой церкви г. Вологды, т.е. наверняка был знаком с семьей Панцыревых.
Из биографических данных архиепископа Иннокентия – много лет был священником Степуринской Христорождественской церкви Грязовецкого уезда (ранее писала, что родом из нее мой прапрапрадед Николай Васильев Скворцов). Другие примечательные факты биографии Леоферова: в 1921 г. уклонился в обновленчество, в 1943 г. зарегистрировал обновленческий приход в Тамбове, после покаяния принят в лоно Русской православной церкви, с 28 августа1958 г. по август 1960 г. - архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский. Имеет большой послужной список, заслужил признание тем, что, проявляя гибкость во все годы гонений на церковь, содействовал созданию храмов, последние годы жизни служил в Твери.
Через интернет познакомилась с прямым потомком Ивана Михайловича Леоферова, Еленой Анатольевной, вот ее сообщение: «Вы правы, я отношусь к потомкам священнослужителей Леоферовых. Мой отец: Леоферов Анатолий Борисович, 1941 года рождения. Только в городе Мурманске всего три человека относятся к этому роду: я, моя родная сестра и папина двоюродная сестра. В Твери действительно живут наши родственники. Более обширной информацией я не владею». Также сообщила, что ее родственники переписывались с Любовью Леоферовой. Так что предстоит заказать в ГАВО клировые ведомости Вожбальской Благовещенской церкви ориентировочно за 1895 -1900 годы, из которых станет известно, помимо Ивана, о других детях Михаила Леоферова.
С поиском Михаила Захарова, мужа Надежды Николаевны Панцыревой, сложнее: слишком много времени прошло с 1916 г.? слишком широкое понятие «священник из Сибири» и слишком распространенная фамилия Захаров.

Мне кажется, что в этой главе уместно рассказать еще об одной ветви потомков диаконов Андрея Иоаннова, Афанасия Андреева и Ивана Афанасиева Ельцовых.
Из КВ Георгиевской Рубежской за 1887 год. Ф 496, О.4, Д Л. 712 об. – 714.:
Одним из братьев диакона Автонома Иванова Ельцова, 39 лет, был «священник Афанасий Иоанов Ельцов в Виленской губернии в Вилейском уезде месте Речьки», 1841 г.р.
В интернете нашла информацию о некоем Александре Афанасиеве Ельцове, священнике Церкви Св. Мученицы Царицы Александры при Демидовском доме призрения трудящихся (СПб, Мойка, 108) определен 28 января 1898 – 1918, т.е. до ее закрытия.
Церковь первоначально была устроена в 1835 году, иждивением Санкт-Петербургского купца Василия Андреевича Пивоварова, в 1885 году расширена и возобновлена на суммы, пожертвованные П.П.Демидовым и некоторыми членами дома, в память 25-летнего юбилея царствования императора Александра II. Церковь однопрестольная с деревянной колокольней. Самостоятельный причт учрежден 10 января 1837 года. С 1918 года приходская.
Кроме того, прочитала, что Александр Афанасиев Ельцов окончил Литовскую духовную гимназию, а также Санкт-Петербургскую духовную академию в 1897 г. Поэтому предположила, что он может быть сыном Афанасия Автономова Ельцова.
В марте 2012 г. сделала запрос в СПб государственный исторический архив Санкт-Петербурга, в апреле получила ответ, что в документах архивного фонда Петроградской духовной консистории, Демидовского учебно-воспитательного заведения имеются актовые записи о рождении у А.А.Ельцова детей: Марии, Сергия, Нины, формулярный список о его службе на 1916 год.
В метрической книге Вилейского уезда и благочиния Виленской губернии за 1873 г. в актовой записи №14 значится:
Александр – родился 23 марта 1873 г., крещен 10 апреля 1873 г.
Отец – Афанасий Иванов Ельцов, священник Нарочской приходской церкви
Мать – Манефа Разумникова
В документах архивного фонда Петроградской духовной консистории и метрической книге собора во имя св.великомученицы Екатерины г. Царского Села Санкт-Петербургской губернии за 1898 г. в актовой записи №13 значится:
Александр Афанасьевич Ельцов, 24 лет, православного вероисповедания, кандидат богословия Санкт-Петербургской духовной академии, первобрачный, и Мария Афанасиева Беляева, 21 года, православного вероисповедания, дочь протоиерея Царскосельского Екатерининского собора, первобрачная, бракосочетались 6 февраля 1898 г.
Таким образом, наверняка установлено, что Ельцов Александр Афанасьевич является потомком Ельцова Иоанна Афанасьева из Георгиевской Рубежской церкви Кадниковского уезда. .
Кроме того, в списках выпускников Санкт-Петербургской духовной академии значится, что Ельцов Евгений Афанасьевич (Литовская духовная семинария) в 1905 г. удостаивается степени кандидата богословия, наверняка второй сын Афанасия Иоаннова Ельцова.
Еще в интернете встретилась интересная публикация «К ранней истории обновленчества»:
«Вопрос о генезисе обновленческого движения в РПЦ начала ХХ века представляет собой сложную историческую проблему. Одним из ключевых эпизодов этого движения в период 1905-1906 гг. является образование в СПб группы священников и мирян, сформулировавших в ряде газетных и журнальных статей - некоторые из них позднее вошли в сборник " К церковному Собору"  - основные положения программы «обновления» церковной жизни. Однако до сих пор мы не имеем ни одного опубликованного в печати документа, под которым стояли бы подписи членов указанной группы. Приведенный список, обнаруженный в Российском Государственном Историческ ом Архиве (Ф. 834. Оп. 4. Ед. хр. 565), очевидно, является приложением к " Уставу" Братства, утвержденному СПб Духовной консисторией 31 марта 1906 года. В этом же году " Устав" был напечатан в " Церковном Вестнике"  
Список лиц священного сана, состоящих членами "Братства ревнителей церковного обновления" в г. С.-Петербурге
В списке 45 человек, среди них Священник Ельцов, Александр Афанасьевич. - Мойка, 108.
1906 года, 26 октября.

И еще на сайте http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=77227 публикация доктора исторических наук С. Л. Фирсова «О попытке реформации РПЦ обновленцами начала ХХ столетия 1905-1917гг.», в которой обратила внимание на текст: «…инициаторы образования обновленческой группы 32 и некоторые их последователи, стремились оформить это недовольство в программу Церковных реформ, заявляя о желании помочь РПЦ найти своё место в быстро изменяющемся мире. Примером такого желания стало письмо, посланное неизвестным корреспондентом в редакцию ``Церковного Вестника``. Письмо исключительно любопытно, оно датировано 16 марта 1905 г приблизительно в то же время, что и первая записка 32 священников, записка положившая начало обсуждению вопросов Церковной реформы в русской печати. … письмо отражало настроение достаточно широких кругов либерального белого духовенства. В случае публикации, оно могло бы стать настоящей программой обновления Церкви. Из письма можно понять, что его автор священник столичной епархии, при этом человек не молодой, влиятельный в православных либеральных кругах. Знание Церковных проблем, искреннее желание помочь Церкви и совершенное отсутствие признаков личных, честолюбивых замыслов, делают это письмо чрезвычайно интересным для нас при изучении либеральных течений в Церкви 1905 – 1907гг. Уже в первой строчке, этот неизвестный вспомнил, как десять лет назад, то есть в 1895г. у него вырвалась фраза: « Ваше Величество, спасайте Православную Церковь!» Таким образом, автор утверждал, что ещё в первые годы правления государя императора Николая II обратил его внимание на то, что торжествующая Церковь находится в ужасающем, кризисном состоянии…».
 Возникла мысль, что автором письма мог быть и тесть А.А.Ельцова, члена «Братства ревнителей церковного обновления» – Беляев Афанасий Иванович, авторитетнейший священник, приближенный к царской семье. 


Из статьи в Википедии об отце Марии Афанасьевны Ельцовой (Беляевой):

Беляев Афанасий Иванович (15 (27) февраля 1845 года, Санкт-Петербургская губерния — 21 августа 1921 года, Московская Славянка, Петроградской губернии) — митрофорный протоиерей Православной Российской Церкви, духовник Николая II и его семьи.
Родился в семье священника. 2 (14) июня 1865 года окончил XXVIII курс Санкт-Петербургской духовной семинарии.
В семье отца Афанасия были дети:
* Василий (11 (23) сентября 1871 года) — диакон в Петроградской епархии[1].
* Николай (8 (20) мая 1875 — после 1938) — протоиерей в Царском Селе.
* Иоанн (5 [17] октября 1880 года) — до 1917 года был мировым судьёй.
* Мария (16 (28) октября 1881 года) — была замужем за протоиереем Петроградской епархии[1].
* Феодор (29 февраля (12 марта) 1884 года) — ученый агроном[1].
* Сергей (2 (14) августа 1890 года) — студент Петроградского университета
Из послужного списка:
С 7 (19) января 1893 года служил в Екатерининском соборе Царского Села.20 августа (1 сентября) 1893 года он был назначен настоятелем собора и председателем Царскосельского отделения Братства Пресвятой Богородицы.
С 3 (15) февраля 1894 года по 1911 год отец Афанасий состоял в должности благочинного 1-го округа Царскосельского уезда. На протяжении пятнадцати лет он был депутатом от духовенства на земских собраниях по Царскосельскому уезду.
24 февраля (9 марта) 1904 года определением Правительствующего Сената Афанасий Беляев был возведён в дворянское достоинство.
24 октября (6 ноября) 1916 года был назначен, а 30 октября (12 ноября)а — утверждён в должности настоятеля Феодоровского Государева собора с возложением на него обязанностей гарнизонного священника Царского Села.
В период с 1868 по 1919 год занимал законоучительскую должность в различных учебных заведениях. 8 (21) мая 1917 года протоиерей Афанасий был назначен благочинным военных церквей Царского Села и Павловска.
27 февраля (12 марта) 1917 года после совершения государственного переворота он был приглашён в Александровский дворецдля служения в дворцовой церкви и по желанию Николая II принял обязанности духовника царской семьи. В период со2 (15) марта по 2 (15) августа 1917 года (во время нахождения императорской семьи в Царском Селе) постоянно совершал все богослужения в Александровском дворце.
Скончался 21 октября 1921 года и был погребён на кладбище в селе Московская Славянка.
Из списка награды, знаков отличия
Церковные, богослужебные награды

* 14 (28) мая 1886 года — синодальный наперсный крест;
* 7 (19) июля 1887 года — золотой наперсный крест с камнями от прихожан;
* 24 ноября (6 декабря) 1895 года — сан протоиерея;
* 6 (19) мая 1904 года — палица;
* 6 (19) мая 1909 года — митра;
* 30 июня (13 июля) 1909 года — золотой наперсный крест с драгоценными украшениями из Кабинета его величества;
* 1909 год — наперсный крест с драгоценными украшениями от прихожан Екатерининского собора;
* 1916 год — хрустальный наперсный крест в золотой оправе с 4 жемчужинами. Дар императора и его семьи «на молитвенную память».
Светские награды
* 6 (18) сентября 1889 года — большая золотая медаль от учебного комитета Министерства народного просвещения;
* 3 (15) февраля 1894 года — орден Святой Анны 3-й степени;
* 6 (18) мая 1898 года — орден Святой Анны 2-й степени;
* 26 апреля (9 мая) 1901 года — право ношения на груди золочёного знака по Ведомству учреждений императрицы Марии;
* 6 (19) мая 1901 года — орден Святого Владимира 4-й степени;
* 6 (19) мая 1906 года — орден Святого Владимира 3-й степени;
* 6 (19) мая 1912 года — орден Святой Анны 1-й степени;
* 6 (19) мая 1915 года — орден Святого Владимира 2-й степени;
* 6 (19) мая 1916 года — право ношения знака Красного Креста. По соизволению императрицы Марии Фёдоровны и постановлению главного управления Российского общества Красного Креста;
* 1916 год — орден Святого Александра Невского;
Недавно опубликован Дневник протоиерея А. И. Беляева, настоятеля Феодоровского собора в Царском Селе // Августейшие сестры милосердия. — М.: «Вече», 2008. — 3000 экз. 
В нем рассказывается о жизни императорской семьи в 1917г. вплоть до отречения Николая II от престола. В настоящее время на этот дневник ссылаются многие исследователи трагической участи последнего царя и его семьи.
К сожалению, пока нет сведений о судьбе священника Александра Афанасьевича Ельцова, его жены Марии Афанасьевны (Беляевой) и детей Марии, Сергея, Нины после 1917
г.


Назад к списку