Храм Архангела Михаила в селе Новленское Вологодского района -
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Северная Фиваида

Монастыри на реках и озерах

После принятия Русью христианства (988 год) стали возникать его своеобразные центры — монастыри. Местность, о которой идет речь, назвал "Русской Фиваидой на севере" религиозный писатель Андрей Муравьев - по аналогии с египетской пустыней, где селились когда-то основатели раннехристианского отшельничества. Поэтическое сравнение указывает, прежде всего, на многочисленность монастырей Белозерского края на северо-востоке бывшей Новгородской губернии, на протекавшую в их стенах интенсивную духовную жизнь.

В Белозерье первые два монастыря появились в XIII веке. XIV век дал еще три монастыря: Кирилло-Белозерский, Ферапонтов Рождественский и Череповецкий Воскресенский. К XVI в. общее число монастырей в Белозерье достигало тридцати. Большая часть монастырей была связана с подмосковной Троице-Сергиевой Лаврой и самым крупным и влиятельным на Севере России Кирилло-Белозерским монастырём. Эта связь, множество обителей и строгость монастырских уставов позволили выделить их в особую группу, которую позднее стали называть Северной Фиваидой, напоминая о местности вблизи египетского города Фивы. Во времена Византии Фиваида прославилась обилием христианских монастырей и подвигами иноческой жизни. В Северной Фиваиде монастырей, основанных выходцами из новгородских обителей, не было.
 Одно из подворий (своего рода посольство) Кирилло-Белозерского монастыря в Москве располагалось не где-нибудь, а в самом Кремле, вблизи Спасских ворот. Именно в Кирилловом монастыре хотел принять постриг Иван Грозный и трижды посетил его. Само понятие «Белозерье», «Белоозеро» чаще всего стали относить к этому монастырю.

 Собор Вологодских святых

В России очень почитают икону «Всех Святых в земле Российской просиявших». На ней выделена группа из 12 белозерских чудотворцев, подвиги которых приобрели общерусское значение.
Почти все белозерские монастыри располагались на реках, озёрах или поблизости от водных путей, в относительно густонаселённых, по северным меркам, местах. Иначе здесь, на вершине Руси, и не могло быть, поскольку для распространения своего влияния в местностях, лишённых всепогодных дорог, можно было использовать только водные пути.
К былой славе Северной Фиваиды можно прикоснуться и сегодня. Самый большой по периметру своих могучих каменных стен в России Кирилло-Белозерский монастырь — некогда неприступная северная крепость, опора Москвы — активно действует как культурный центр, привлекая многочисленных туристов, регулярно проводя научные исторические и искусствоведческие конференции, участвуя в издании научных трудов.
В городе Кириллове, там, за Белым озером,
где из тьмы истории Родина встаёт,
смысл поэмы каменной сообщает в прозе нам
тоненькая девочка — наш экскурсовод.
Подкупает речь её не умом — сердечностью.
Нас проводит девочка и уходит в ночь,
добрая от Родины, от общенья с вечностью,
тихая в безсилии прошлому помочь, —
этим фрескам радужным, гибнущим от сырости,
той стене порушенной, что была крепка.
Строил это празднество зодчий Божьей милостью
в те века, где строили храмы на века.
Двор, забитый мусором. Пруд, заросший ряскою.
Беглыми туристами разрисован скит.
Тоненькая девочка с тоненькой указкою,
словно образ Родины, сердце мне щемит…
Николай Добронравов
Многочисленных посетителей привлекает Ферапонтов монастырь с фресками знаменитого художника Дионисия 1502 года. С помощью петербургских специалистов удалось восстановить древние куранты работы русских кузнецов 1635 года. Добровольцами расчищен остров Бородаевского озера, который, по преданию, был насыпан самим Патриархом Никоном во время его заключения в Ферапонтовом монастыре. А было так: в наш край лесов и рек в кафтане долгополом, в шапке лисьей пришёл с сынами добрый человек, искусный живописец Дионисий. Сам на леса вздымался он чуть свет, писал и пел, не ведая печали, и вот смотри, какой на сотни лет красою Ферапонтов расписали! (Всеволод Рождественский, †1977).
Кроме Кириллова и Ферапонтова монастырей Русскую Фиваиду на севере представляли известная аскетической замкнутостью и книгописанием Нилова пустынь на речке Соре, Горицкий монастырь на Шексне, слывший местом заточения знатных русских женщин, Новоезерский монастырь на маленьком острове посреди озера Нового и ряд мелких, исчезнувших в разные годы обителей и скитов.
Но не только обилие монашествующих отличало Северную Фиваиду от других уголков дореволюционной России. Городской уклад и сельский быт Белозерского и Кирилловского уездов был отмечен печатью удивительного патриархального покоя. Об этом сообщали многие путешественники, посещавшие этот край в далеком уже прошлом.
Горицы сейчас известно своей пристанью, куда приходят туристические теплоходы, следующие из Москвы в Санкт-Петербург и обратно. Однако в течение нескольких столетий оно было знаменито богатым и прославленным Воскресенским девичьим монастырём, ареной действия многих подвижниц, местом ссылки опальных цариц, царевен и княгинь. Обитель связана с именами Марии Нагой, Прасковьи Соловой, Ксении Годуновой, Михаила Романова и многих других известных исторических лиц. С 1995 г. Горицкий женский Воскресенский монастырь начал возрождаться, и сегодня можно убедиться, что под началом игумении Евфалии (Лебедевой) и нескольких насельниц былое запустение постепенно сменяется хорошо организованным хозяйством.

Узнать больше: http://www.booksite.ru/fulltext/otch/inai/ded/ina/21.htm