Храм Архангела Михаила в селе Новленское Вологодского района - <
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

1491 год. Начались разработки серебряных и медных руд.

В 1491 году вологжане участвовали в разработках на реке Цильма (приток Печоры) серебряных и медных рудников.
История горного дела в России начиналась на Печоре  
В 1491 году 2 марта великий князь Московский Иван III отправил в далекий Печорский край экспедицию «искать серебряные руды в окрестностях Печоры». В состав ее вошли специально приглашенные из-за границы «два немца, Иван и Виктор», которые «умели находить руду и отделять ее от земли». Вместе с ними шли дети боярские Андрей Петров и Василий Болтин и рудокопы из Великого Устюга, с Двины и Пинеги.
А возглавил экспедицию грек Мануил Илариев Палеолог. Возможно, этот грек был родственником жены Ивана III Софьи Палеолог, происходившей из известной византийской императорской династии. Известно, что у жены Ивана III Софьи был брат Мануил. Вполне вероятно, что Мануил Илариев и брат Софьи Мануил - одно и то же лицо, и именно ему, как ближайшему родственнику своему, и доверил Иван III возглавить столь ответственное дело.
Через семь месяцев, 20 октября 1491 года, участники экспедиции вернулись в Москву с известием о том, что «нашли руду серебряную да медную на реке Цильме, за полднища от реки Космы и за семь днищ (семь дней пути - Н.О.) от реки Печоры». Из первых плавок серебра царь приказал отчеканить памятную медаль в честь своей дочери — царевны Софьи
Летом 1492 года на Цильму была отправлена новая, более мощная экспедиция, во главе с тем же Мануилом Илариевым. На сей раз рудознатцы шли с целью «...серебро делати и меди на Цильме». И было «деловцев с ними руду копати с Устюга - 60, с Двины - 100 и с Пинеги - 80 чел.».
Кроме того, с ними было отправлено еще 100 человек «пермичь и вымичь и вычегжан и усоличь», в обязанности которым вменялось «руду не делати», а проводить экспедицию на судах до места ее назначения и обеспечить первопроходцев рудного дела съестным. На эти цели, «на ужена», пожаловал им великий князь на устье Печоры тони рыболовные.  
Эта вторая экспедиция заложила на Цильме, в семи верстах выше впадения в нее Рудянки, медные рудники и плавильные печи.
Спустя пять лет на месте открытия рудного месторождения на устье Безымянного ручья, названного впоследствии Заводским, впадающего в Цильму в восьми верстах выше устья Рудянки, был построен большой по тем временам медеплавильный завод, где выплавляли не только медь, но даже серебро и золото, содержавшиеся в рудах «в малой примеси».
«И с того времени,- как свидетельствует об этом Николай Михайлович Карамзин,- мы начали сами добывать, плавить металлы и чеканить монету из своего серебра; имели и золотые деньги, или медали российские». А в 1497 году Иоанн Васильевич имел удовольствие видеть золотую медаль, вылитую из Печорского золота в честь его любимой дочери Феодосии.3
Здесь нужно отметить, что московские экспедиции появились на Цильме не случайно, эти места были известны ранее. Рудники были заложены там, где в древности добывали руду чудские племена. Исторические источники свидетельствуют, что они были неплохими рудознатцами и первыми вели разработку меди. В местах обитания племен археологи почти повсюду находили следы этой деятельности: каменные песты, которыми толкли руду, глиняные горшки для вы-плавки меди и клинья для откалывания руды.
Цилемское рудное месторождение стало первым в истории государства Российского разработанными месторождением руды.
Оно сильно укрепило позиции Москвы, и великие московские князья берегли его как зеницу ока, так как Урал с его рудными месторождениями не принадлежал еще Московскому княжеству. Это, на наш взгляд, явилось одной из причин того, что вскоре (в 1499 году) на Печору по наказу великого князя московского Ивана III был «зарублен» северо-восточный форпост державы - город Пустозерск, сыгравший видную роль в организации поисков и разработке рудных месторождений в Печорском крае. Пустозерск неоднократно служил отправным пунктом для рудоискательных экспедиций, которые отправлялись на Цильму, Ижму, Сулу и Пижму, а также на арктические острова.
Здесь имелась специальная изба для рудознатцев, а в пустозерской казне хранились присланные «для образца» из приказа Большой казны «серебряные руды весом золотник скупо, да медные руды два куска, да камешек хрусталь; для сердоликовых два камешка, один узорчатой, другой светлоголуб на водяной цвет».
Пустозерские воеводы при вступлении в должность получали наказ, которым обязывались вести рудные прииски в Пустозерском уезде, в том числе «на Цильме реке», где «есть горы великия и в тех горах руда медная...»
По рудным делам в Пустозерской воеводской канцелярии велось особое делопроизводство.6
Поиски руды и попытки ее добычи и выплавки в последующем предпринимались в этих местах еще не раз. Такие попытки имели место и в XVI, и XVII, и в XVIII веках, и в первой половине XIX века.
В первой половине XVI века по повелению Ивана Грозного побывал на Цильме в поисках руды Иван Федорович Шишкин.
В XVII веке на Цильме происходила серебряно-медная лихорадка. В поисках руды здесь побывали московские посадские люди, экспедиции, снаряженные Строгановыми, немецкие мастера и экспедиции пустозерских воевод.
Но особенно ревностно искали руду на Печоре и ее притоках во второй половине XVII века…



Назад к списку